Somatic.Education

Пора перестать противопоставлять врожденное и приобретенное

Последние научные данные показывают, что гены и окружающая среда настолько глубоко взаимосвязаны, что их невозможно противопоставить друг другу

Почему бывает так сложно определить, где заканчивается одно слово и начинается другое, когда вы слышите, разговор людей на незнакомом вам языке? Если для вас английский язык является родным, почему вам так сложно произнести французское или ивритское горловое «р», или испанское или итальянское «р», которое произносится на кончике языка? Способность слышать и издавать звуки, а также понимать их языковое значение прошита в мозге. То, каким образом прошивается мозг, освещает извечный спор о природе человека.

В первые несколько месяцев жизни мозг младенца купается в различного рода информации, поступающей из окружающего мира через органы чувств. Эта сенсорная информация влечет за собой изменения мозга, поскольку нейроны срабатывают различными паттернами. Одни группы нейронов работают вместе часто, усиливая или настраивая связи и содействуя научению. Другие используются реже и отсекаются, освобождая место для формирования более полезных связей. Этот процесс настройки и отсечения называется пластичностью, и он происходит на протяжении всей жизни, но особенно интенсивно — в первые несколько лет.

Одним из самых больших источников сенсорных данных для мозга младенца являются другие люди. Как следствие, мозг младенца настраивается и отсекает «лишнее» для обнаружения тонких различий в человеческой речи, включая большой перечень согласных и гласных звуков, становясь экспертом в различении одних звуков от других. Но вот в чем дело: обычно младенцы проводят время с воспитателями, говорящими на одном языке, поэтому скорее всего многие звуки, встречающиеся исключительно в других языках, оказываются упущены. Это одна из причин, по которой вам может быть трудно произносить или даже различать эти незнакомые звуки теперь.

Это подводит нас к извечному спору, о котором я уже говорила: заложены ли наши глубинные особенности и способности еще при рождении, или они формируются под влиянием приобретенного опыта в окружающем мире? Другими словами, что первично — природа или воспитание? Мы знаем, что часть того, кем является человек, заложена в генах, которые содержат инструкции по построению тела и устройству мозга. Мы также знаем, что культура, в которой мы растем, может фундаментальным образом формировать наши мозг и тело.

Сегодня мало кто из ученых скажет, что 100% ваших качеств являются врожденными или приобретенными; спор, как правило, идет о том, где провести разделительную линию. Однако новые данные свидетельствуют о том, что разделительной линии в действительности не существует. Как оказалось, окружающая среда заставляет определенные гены включаться и выключаться — этот процесс называется эпигенетикой. Кроме того, есть гены, которые регулируют степень влияния окружающей среды на организм. Гены и окружающая среда столь глубоко взаимосвязаны, что они подобны возлюбленным в пламенном танго, и называть их отдельными именами, такими как «природа» и «воспитание», совершенно бесполезно.

Даже такие эмоции, как радость, грусть и страх, которые кажутся врожденными и автоматическими, на самом деле являются продуктом культуры.

Возьмем, к примеру, идею спать на предмете мебели, называемом кроватью, одному или с партнером, в специально отведенной комнате, называемой «спальней», в течение длительного времени, например восьми часов. Такие идеи прошиты в мозг опытом и обуславливают ваши ожидания и действия. Это можно понять, потому что менять привычку кажется чем-то «неправильным». Если бы вам и всей вашей семье пришлось спать на соломенных циновках в одном помещении, и вам пришлось бы просыпаться каждые два часа, чтобы поддерживать огонь, это показалось бы вам неестественным, несмотря на то что в других культурах именно так и живут.

Читать:  Зачем нам нужен метод Фельденкрайза?

Даже такие эмоции, как радость, печаль и страх, которые кажутся врожденными и автоматическими, на самом деле являются продуктом культуры. Предположим, вы видите, как кто-то широко раскрывает глаза и судорожно вдыхает воздух. Если вы выросли в западном обществе, то, скорее всего, воспримите страх на этом лице, но если вы выросли в Меланезии, то, скорее всего, воспримете угрозу и агрессию.

Культура позволяет одному поколению передавать информацию следующему без необходимости переносить ее через гены. В детстве воспитатели создают наш физический и социальный мир, и мозг ребенка прошивается этим миром. Мы увековечиваем этот мир и в конечном итоге передаем свою культуру следующему поколению через слова и действия, прошивая, в свою очередь, их мозг. Такое культурное наследование является эффективным и гибким партнером наследованию генетическому, и это означает, что процесс эволюции не требует, чтобы все инструкции нашей прошивки были заложены в генах. То, как мозг настраивается на языки, которые мы слышим в младенчестве, — лишь один из примеров. Аналогичным образом, если вы подвергаетесь неблагоприятным воздействиям в раннем возрасте, это может активировать одни гены и подавить другие, прошивая мозг на борьбу с неблагоприятными факторами, которые могут возникнуть в будущем. К сожалению, такая прошивка также делает вас более уязвимым к депрессии, тревоге, сердечным заболеваниям и диабету в зрелом возрасте. Если у вас есть дети, вы можете передать им некоторые из этих особенностей через эпигенетические изменения.

Культурные традиции даже определяют генетическую эволюцию всего нашего вида, влияя на то, кто с кем может размножаться, и какие дети с большей вероятностью доживут до репродуктивного возраста. Благосостояние, социальный уровень, законы, войны и другие изобретения человека дают преимущества одной группе над другой, изменяя шансы на то, что у определенных людей будут совместные дети или вообще будут дети. Политическая и религиозная поляризация приводит к тому, что люди с разными убеждениями практически не разговаривают друг с другом, не говоря уже о свиданиях или спаривании. Родители, которые прививают своих детей от смертельных болезней или предпочитают этого не делать, также вносят изменения в генофонд. Именно так, посредством создаваемых нами культур, люди подталкивают эволюционную траекторию нашего вида.

Таким образом, культура — это не просто модератор нашей биологии, а вполне обоснованная причина. Я не говорю, что культура полностью определяет нашу судьбу, но ведь и гены тоже. Гены и мир, в котором мы живем, вместе делают нас такими, какие мы есть (к лучшему или к худшему). Поэтому мы все отчасти ответственны за то, что своими словами и действиями «прошиваем» мозги друг другу и следующему поколению. В этом и заключается урок последних достижений науки: в уравнении не должно быть никаких противопоставлений. Мы просто обладаем такой природой, которая требует воспитания, и они абсолютно взаимосвязаны.

Книги Лизы Фельдман Барретт на русском языке:

Как рождаются эмоции

Семь с половиной уроков о мозге

Источник: The big idea: is it time to stop talking about ‘nature versus nurture’? Lisa Feldman Barrett
Иллюстрация: Elia Barbieri
Перевод: Георгий Попов

Георгий Попов

Георгий Попов

Создание этого сайта стоит большого и практически безвозмездного труда. Возможно, вы заметили, что в интернете не так много подобных материалов? Тем более на русском и в нормальном переводе. Все потому, что невероятно трудно на этом что-то заработать. Пожалуйста, поддержите меня и дальнейшее развитие сайта сделав пожертвование и/или подписавшись на Patreon.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение вы принимаете политику конфиденциальности сайта.