Somatic.Education

Похожа ли двигательная терапия на ракетостроение? Тод Харгрув

Боль и движение — это довольно сложно, верно? В каком-то смысле да, но нет. Боль и движение не сложны, они многосложны, а это совсем другой зверь.

Представьте, что вы — Илон Маск, пытающийся отправить ракету на Луну. Какой мыслительный процесс, анализ, моделирование, исследования, прогнозы и методы контроля помогли бы решить эту задачу? Чем этот процесс будет отличаться от решения задачи, скажем, воспитания ребенка?

Или рассмотрим различия между другими задачами:    

  • Разработка платформы социальной сети vs привлечение к ней миллионов людей;
  • Строительство автомагистрали vs уменьшение пробок на дорогах;
  • Удаление опухоли мозга vs поддержание здоровья в целом;
  • Победа в войне vs сохранение мира.

В чем же разница?

В соответствии с идеей, используемой системными теоретиками, первая группа проблем является сложной (complicated), а вторая — многосложной (complex). Хотя эти слова звучат похоже, они описывают две разные системы, которые требуют разных подходов для создания желаемых изменений. Сложные системы обычно создаются на основе проекта, к ним относятся автомобили, компьютеры и здания. Многосложные системы не конструируются, а эволюционируют, к ним относятся живые существа, экологии и экономические системы. 

Специалисты в области здравоохранения, в том числе те, кто работает с движением и болью, часто пытаются решать многосложные проблемы так, как будто они просто сложные. Это очень похоже на анекдот про пьяницу, который потерял ключи в темном переулке, но искал их под фонарным столбом, потому что там светло.

Как отличить эти разные системы и почему это важно?

Основная идея заключается в том, что большинство проблем с движением и болью, скорее всего, являются скорее многосложными, чем сложными. На удивление, признание этого факта, вероятно, значительно облегчит ваш подход к их решению.

Определения

Система — это совокупность частей, которые работают вместе для выполнения общей функции. И многосложные, и сложные системы имеют множество различных частей и составляющих, которые очень взаимосвязаны, так что поведение одной части будет влиять на остальные части и на систему в целом. Но есть и принципиальные различия.

Одна из них заключается в том, что многосложная система не имеет средств центрального управления. Упорядоченное поведение системы «возникает» в результате взаимодействия всех ее составных частей. Например, колония пчел способна решать удивительно изощренные задачи, такие как строительство улья, но нет ни одной пчелы, которая бы знала, как его строить. Вместо этого каждая пчела просто следует своему собственному простому алгоритму поведения. Интеллект, который строит гнездо, живет во взаимодействии между пчелами — он намного больше, чем сумма его частей. Поэтому мы говорим, что интеллект улья является «эмерджентным» или «восходящим», в отличие от централизованного или нисходящего.

Архитектура без архитектора.

В отличие от этого автомагистраль — сложный проект. В отличие от пчелиного гнезда, она строится по центральному плану. Все проектируется, прогнозируется и контролируется экспертами на самом верху цепочки управления. Эти эксперты имеют возможность собирать все необходимые данные о проекте и отдавать распоряжения об изменении всех значимых переменных. Если что-то идет не так, они могут диагностировать причину нарушения и предписать соответствующую коррекцию. Таким образом, проблема строительства автомагистрали решается в соответствии с очень точным процессом, когда должный анализ всех частей приводит к полному пониманию целого (по сути, это редукционизм). 

Теперь представьте, что на дорогах образовались пробки, и мы хотим их уменьшить. Можем ли мы решить эту проблему, следуя аналогичному редукционистскому, командно-административному процессу? Нет, потому что уровень трафика зависит от многих факторов, которые неизмеримы, непредсказуемы и неконтролируемы никаким централизованным планированием: погода, аварии, тысячи решений отдельных водителей, которые принимаются в зависимости от ожидаемого и фактического поведения других водителей и событий. 

Поэтому дорожные пробки — это многосложная проблема, а не сложная проблема. Это не значит, что ее невозможно решить, но нужен другой подход. Невозможно контролировать поведение водителей, но можно стимулировать его изменение, возможно, путем строительства линий для общественного транспорта, создания парковочных полос или введения платы за проезд. Эффект от этих мер может быть в какой-то степени предсказуем, но всегда будет существовать неопределенность. Это похоже на работу с ребенком — некоторые вещи, которые работают с одним ребенком, могут привести к полной неудаче с другим. И вы не можете заставить их вести себя хорошо, но вы можете направить их в определенное русло с помощью изменения стимулов и ограничений окружающей среды. 

Читать:  Представляя будущее работы Моше Фельденкрайза. Йоханан Риверант

А что думаете вы? Улучшение двигательной активности и уменьшение боли — это больше похоже на строительство шоссе или снижение интенсивности движения? Больше похоже на ракетостроение или на воспитание детей?  

Вот таблица с дополнительными различиями, которая поможет вам определиться. 

Проблемы сложных системПроблемы многосложных систем
Классический пример — отправка ракеты на Луну.Классический пример — воспитание ребенка.
Необходим ли опыт? Для успеха необходим высокий уровень компетенций.Необходим ли опыт? Полезен, но не необходим и не достаточен для успеха.
Предсказуемость системы — отличная, при наличии достаточного количества данных, схем, рецептов, моделей и т.д.Предсказуемость системы — всегда ограничена.
Реакция на стимулы: линейная — вывод пропорционален вводу.Реакция на стимулы: нелинейная — небольшой ввод может привести к огромному выводу или наоборот
Средства контроля — сверху вниз, центральные, иерархические.Средства контроля — восходящий, эмерджентный, параллельный.
Решаемость — проблемы могут быть решены раз и навсегда.Решаемость — все усовершенствования предполагают компромиссы и требуют постоянного управления.
Сходство проектов — успех в одном почти гарантирует успех в следующем.Сходство проектов — каждый уникален. Успех в одном из них не означает успех в другом.
Редукционистский подход — высокоэффективен. Система может быть познана и управляться по отдельным частям за раз.Редукционистский подход — гораздо менее эффективен. Система должна быть понята и управляться как единое целое.
Научение — система не может адаптироваться сама по себе. Изменения должны быть внесены посредством внешнего контроля.Научение — система адаптируется к ограничениям и учится на опыте. Изменения не внедряются, а поощряются.
Примеры со здоровьем — травматические повреждения, операции, анестезия.Примеры со здоровьем — хроническая боль, аутоиммунные заболевания, ожирение, депрессия.
Другие примеры — архитектура, хирургия, инженерия, компьютерное программирование.Другие примеры — системы для здравоохранения, уголовного правосудия, школы, политики, экономики.

Рассмотрите работу, которую вы выполняете со своими клиентами, в свете этих факторов.

Например, требуется ли для этого многолетнее обучение? Если вы оперируете или применяете анестезию, то да, безусловно. Если же вы помогаете кому-то сбросить вес или улучшить самочувствие массажем, то обучение, конечно, помогает, но не является абсолютно необходимым (и не гарантирует успеха).

Вот еще один вопрос: Способны ли вы понять и решить проблемы, измеряя и контролируя все значимые переменные? Или же существует множество важнейших переменных, которые находятся за пределами ваших знаний и контроля? 

Тело многосложное

Большая часть того, что происходит в биологических системах, включая человеческое тело, является многосложным. Тело состоит из миллиардов клеток, ни одна из которых не умнее бактерии. Интеллект, который создает двигательный контроль, ощущения, восприятие, включая восприятие боли, возникает из относительно идиотских взаимодействий всех этих миллиардов клеток. Тут нет никого главного. В отличие от автомобиля, эта система не была построена. Она выросла.

Однако! То, что организм многосложен, не означает, что все проблемы, связанные с организмом, многосложны, или даже сложны.

Например, перелом кости имеет простую причину и простое решение. Многие другие жалобы, стремительно возникающие в теле, могут быть связаны с простыми или просто сложными проблемами, такими как острые повреждения или даже травмы нагрузки. Но множество других проблем, с которыми имеют дело двигательные терапевты, являются многосложными.

Биомеханика многосложна.

Двигательный контроль многосложен.

И хроническая боль, безусловно, многосложна.

Вот простое подтверждение: Эксперты мирового класса в этих областях охотно признаются в своем невежестве даже в самых простых вопросах: 

Учитывая такой уровень неопределенности, проблемы движения и боли больше похожи на воспитание ребенка, чем на ракетостроение. Экспертиза, безусловно, полезна, но (учитывая текущий уровень знаний) она не приводит к полному пониманию и контролю над проблемами, и не стоит ожидать, что она значительно превзойдет обычный здравый смысл.

Это не значит, что невозможно добиться прогресса в уменьшении хронической боли! Простые вмешательства, основанные на здравом смысле, работают при хронической боли так же, как и при воспитании здорового ребенка. 

  • Получите поддержку от семьи, друзей и медицинских работников. Сходите к терапевту. Сделайте массаж.
  • Узнайте больше о боли. Сохраняйте оптимистичный настрой и чувство внутреннего контроля.
  • Экспериментируйте или играйте с различными способами движения. Противостоите своим страхам.
  • Используйте уровень нагрузки на болезненную область по «принципу Златовласки», чтобы способствовать адаптации без усугубления.
  • Занимайтесь спортом, хорошо спите, правильно питайтесь и попробуйте уменьшить стресс.

Ни одна из этих тактик не является целевым, подобным скальпелю вмешательством, которое производит хорошо предсказуемые изменения в сложных системах. В них не используются алгоритмы, рецепты или схемы, которые продают гуру движения. 

Но они работают! Особенно под руководством человека, умеющего их применять. И они намного проще, дешевле, безопаснее и честнее, чем вмешательства, которые обращаются с телом скорее как с машиной, чем как с живым существом.


Чтобы узнать больше о сложности, игре, боли и производительности, прочитайте мою новую книгу Playing With Movement.


Источник: Is Movement Therapy Rocket Science? Todd Hargrove
Перевод: Георгий Попов
Редактура: Т.Т.

Георгий Попов

Георгий Попов

Создание этого сайта стоит большого и практически безвозмездного труда. Возможно, вы заметили, что в интернете не так много подобных материалов? Тем более на русском и в нормальном переводе. Все потому, что невероятно трудно на этом что-то заработать. Пожалуйста, поддержите меня и дальнейшее развитие сайта сделав пожертвование и/или подписавшись на Patreon.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение вы принимаете политику конфиденциальности сайта.