Образ Я и Функциональность

Опыт работы с Моше Фельденкрайзом. Йоханан Риверант

Произвольному действию предшествует образ самого себя выполняющего это действие.

Это легко проверить, наблюдая за собой. Хронологическая последовательность «образ перед действием» легко поддаётся наблюдению, когда мы рассматриваем действие, которое требует какого-то планирования. Возможно это что-то новое, необычное, или у нас есть какая-то причина колебаться на старте. В таком случае эти два этапа проявляются достаточно отчётливо, чтобы их можно было распознать.

Мы можем задаться вопросом: имеет ли данное положение какую-либо практическую ценность? Образ паттерна действия, которое должно быть выполнено, имеет свою энграмму, закодированную где-то в сознательной части нашей центральной нервной системы. Она выполняет функцию плана действия. Как таковая она может быть полезна для оценки возможного результата действия, его целесообразности и возможных рисков. Может быть принято решение отложить действие или даже вообще воздержаться от него.

Чаще всего это происходит в момент начала выполнения действия. В то же время происходит поток сенсорных импульсов (с участием различных сенсорных модальностей), исходящих от нас самих и окружающей среды — в том числе и те, что начались в результате самого действия. Эти сенсорные импульсы распознаются, интерпретируются и объединяются в единую картину того, что происходит, когда мы действуем. Эта сенсорная информация или обратная связь имеет первостепенное значение.

Это позволяет нам отслеживать наши действия и их результаты. Сравнивать постоянно формирующуюся картину с планом действия, упомянутым выше. Уменьшать возможное несоответствие между планом и образом текущего действия путём преобразования (коррекции) или прекращения («отрицательной обратной связи») действия. Другими словами, обратная связь позволяет нам сознательно контролировать свои действия.

Моше Фельденкрайз, развивая свою систему обучения, предельно ясно выделил роль и значимость образов предварительных действий в произвольной активности. Полноценный Образ Я предполагает полное сознавание всех суставов в структуре скелета, а также всей поверхности тела — сзади, по бокам, между ногами и так далее. Это идеальное состояние и поэтому редкое. Мы легко можем убедиться, что все, что мы делаем, соответствует границам нашего Образа Я, и что это не более, чем узкий отрезок идеального образа. (1) Наш образ сформирован посредством привычных действий, в которых приближение к реальности улучшается путём вовлечения в действие нескольких органов чувств, имеющих тенденцию к взаимокоррекции. Возможность паузы между созданием мысленного паттерна для любого конкретного действия и выполнением этого действия является физической основой сознавания. Эта пауза даёт возможность рассмотреть что происходит внутри нас в момент формирования намерения действовать, а также в момент его реализации. Возможность отложить действие, продлив период между намерением и его исполнением, позволяет человеку научиться познавать самого себя. (2)

Образ Я предполагает нечто большее, чем просто статичное изображение, подобное фотографии или тому, как мы видим себя в зеркале. К этому статичному аспекту Образа Я мы должны добавить наиболее важный динамический аспект, а именно то, как мы видим себя потенциально действующими в различных паттернах действий. Мы можем предпочесть те паттерны, которые каким-то образом интегрированы в нашу манеру поведения; мы не только знаем контекст, в котором такое действие кажется осуществимым или даже привычным, но мы также можем предвидеть сенсорный ввод (или информацию), который сопровождается нашими действиями. Эти предчувствия превращают наши паттерны действий в то, что мы делаем: привычное, само собой разумеющееся и не требующее особых усилий или сознательного контроля. С другой стороны, мы можем избегать неизвестных, неиспытанных или непривычных паттернов и тем более тех, которые связаны с чувством беспомощности, неполноценности, дискомфорта или боли. Негативное ожидание, связанное с паттерном действия, удерживает нас от рассмотрения возможности его реализации, если только мы не проявим достаточно мужества или любопытства, чтобы сделать это. В конце концов, если этого не осуществить, то такой паттерн действия перестанет быть частью нашего Образа Я. Другими словами, в неблагоприятных условиях Образ Я сокращается в том смысле, что теперь возможно меньшее, чем было раньше. Это может произойти после травм и операций, при наличии проблем со здоровьем, неблагоприятных условиях окружающей среды и т. д.

В системе Фельденкрайза человек пытается совершать непривычные действия в безопасной среде, и учитель направляет его на то, чтобы он обратил внимание на сенсорную информацию, поступающую вместе с действием, так, что предчувствие сенсорной информации в конечном счёте становится частью паттерна действия.

Позвольте мне привести два примера. Учитель, касаясь ученика, находящегося в положении лёжа, может обнаружить чрезмерный тонус в мышцах его спины. Это может проявляться как жёсткая, неподвижная спина. Если эта ситуация не является произвольной, а контролируется системой ЦНС, не поддающейся сознательному контролю, то учитель может использовать идею «замещения усилий». Он может очень бережно приблизить концы этих мышц («начала» и «крепления») друг к другу. Этой мягкой поддержкой учитель заменяет собой часть усилий этой подсистемы, предоставляя ей возможность оставить свои собственные усилия. В результате ученик будет чувствовать себя более свободно, чтобы двигать таз или грудь относительно друг друга, так как мышцы живота и спины теперь могут расслабиться. А любой рассматриваемый паттерн действия, включающий движение туловища, теперь будет иметь свой предварительный образ действия, сопровождаемый предчувствием «лёгкого усилия», совершенно отличного от предыдущего состояния.

Другой пример включает идею «взаимно сопряжённого движения». (3) Давайте рассмотрим движение в конкретном суставе, которое является элементом паттерна действия. Как правило движение в суставе может быть выполнено по крайней мере двумя способами: путём перемещения дистальной части тела (той которая находится дальше от центра тела), при этом оставляя проксимальную часть (ту, что ближе к центру) неподвижной, или наоборот — оставляя дистальную часть неподвижной и перемещая проксимальную (возможны другие способы, где ни одна из частей не является статичной). Один из способов может быть более привычным, чем второй; обычно это тот, в котором движется дистальная часть. Когда это привычно, сенсорные предчувствия уже сформированы настолько, что их можно рассматривать как часть образа этого паттерна действия.

С другой стороны, когда есть негативные предчувствия, сопровождающие образ действия, такие как чувство беспомощности, неполноценности, дискомфорта или боли, паттерн будет избегаемым, возможно забудется и в конечном итоге перестанет быть частью Образа Я. В такой ситуации учитель может попробовать «взаимно сопряжённое движение», предлагая перемещать проксимальную часть и оставляя соответствующую дистальную часть неподвижной. Этот паттерн, в отличие от избегаемого, вероятно не содержит негативных предчувствий (или, если на то пошло, вообще каких-либо предчувствий) и поэтому может быть принят. А затем приходит очередь дистальной части перемещаться относительно проксимальной. Если действовать постепенно и ненавязчиво, ученик сможет принять это. Другими словами, он начинает сознательно воспринимать происходящие изменения, и его Образ Я расширяется.

В качестве наглядного примера я расскажу уникальную историю из своей практики. Она уникальна по двум причинам: во-первых, она показывает, что изменения, происходящие в образе человека (его разрушение или восстановление) могут быть действительно существенными, во-вторых, речь идёт о самом Моше Фельденкрайзе, и поэтому описание произошедшего с ним имеет особую аутентичную черту.

В начале 1982 года Моше Фельденкрайз вернулся домой в Тель-Авив вскоре после того, как ему сделали серьёзную операцию на черепе по удалению субдуральной гематомы. Операция была успешно проведена в Швейцарии, и Фельденкрайз оставался там до надлежащего восстановления. По возвращении домой он хотел как можно скорее восстановить физическую способность работать с людьми и проводить сеансы Функциональной Интеграции.

Я работал с ним три раза в неделю, проводя сеансы Функциональной Интеграции. Что меня сразу поразило, так это ухудшение взаимосвязи между головой и туловищем. Я знал, насколько великолепно была организована шея Моше ещё до операции и как он умел с предельной лёгкостью двигать головой во всех возможных направлениях. Теперь голова, казалось, была прочно связана с плечами; голова и туловище представлялись как одно целое. Я даже не думал пытаться двигать его головой против этого паттерна удержания. Ведь после серьёзного травматического опыта, такого как тяжёлая операция на черепе, человек должен быть (сознательно или бессознательно) в состоянии самозащиты.

Вместо этого я использовал идею «взаимно сопряжённого движения». Моше лежал на спине, я взял его левую руку вытягивая её вертикально вверх. Тем самым проверял в какой степени он позволит мне поднять его левое плечо со стола. Ведь позволив это, он в действительности позволил измениться взаимосвязи между головой и плечами. Здесь Моше не испытывал никаких трудностей. По-видимому, он не защищал себя в отношении руки и плеча. Его же там не оперировали, не так ли?

Следующий шаг — «интеграция», другими словами, нужно было обеспечить Моше ощущение практической пользы подвижности плеча. Одной рукой я поддерживал правое колено Моше, направляя его по диагонали к центральной линии тела, а другой рукой взял его левую руку и помог ему протянуть ее к колену. Пока я это делал, он оставил свою голову «свисающей вниз» поддерживаемой только столом. После поднятия правого плеча аналогичным образом, и когда он протянул правую руку к левому колену, была выстроена другая диагональ.

Нынешнее положение Моше позволило мне положить руки ему под лопатки и поиграть с ними, поочерёдно бережно поднимая их.

Ещё один важный шаг: приподняв левое плечо так же снизу и удерживая его в таком положении, я положил другую ладонь на лоб Моше. После чего я позволил левому плечу опуститься на стол, одновременно поворачивая голову влево. Я должен был быть предельно точным в поддержании стабильной (недифференцированной) конфигурации плеча и головы, чтобы не спровоцировать ожидания «опасности». Подвижность головы была принята!

Теперь было легко осуществить переход к перемещению головы относительно левого плеча, иными словами, дифференцированному движению головы. Были опробованы и другие подходы в других позициях, учитывающие это же направление мысли.

Поднявшись, Фельденкрайз несколько минут молчал. Затем он сказал: «Знаешь, что ты со мной сделал? Ты восстановил мою шею! После операции я чувствовал себя вот так!» Говоря это, он совершал движения обеими руками вокруг головы и плеч, указывая на силуэт без шеи и показывая при этом контур головы посаженной прямо на плечи.

«И без места для челюсти! А теперь я снова чувствую свой истинный образ. Вот так, с шеей и подбородком». На этот раз он очертил силуэт восстановленного Образа Я — широкую голову, более узкую шею, а затем плечи.

Моше Фельденкрайз и Йоханан Риверант

Эта история, несомненно, является примером взаимосвязи между способностью человека функционировать и его динамическим Образом Я. Но острота истории заключается в том, что она доказывает, что изменения в динамическом Образе Я в любом направлении могут быть чрезвычайно существенными. Резкое ограничение в функционировании может привести к мгновенному ограничению в Образе Я, а существенное улучшение способа функционирования может привести к немедленному расширению Образа Я. Последнее равносильно росту готовности к освоению большего числа паттернов действий.

Заметки:
1) Моше Фельденкрайз «Сознавание через движение» стр. 21.
2) Там же стр. 22-23.
3) Йоханан Риверант Метод Фельденкрайза стр. 70-76.

Фото в заголовке: Йоханан Риверант, Амхерст 1981. © International Feldenkrais® Federation Archive, Джерри Карзен
Источник: Self Image and Function: An Experience with Moshe Feldenkrais. Yochanan Rywerant, journal Somatics (Spring/Summer, 1994)
Йоханан Риверант (1922 — 2010) впервые встретился с Моше Фельденкрайзом в 1952 году, когда Моше начал преподавать уроки «Сознавания через движение». Он добросовестно посещал эти занятия в течение 15 лет вплоть до открытия первого профессионально курса практиков. Накануне окончания курса Йоханан был приглашён на работу в качестве ближайшего помощника Моше. Он исполнял эту роль до смерти Моше в 1984 году. Помогая Фельденкрайзу на всех трёх профессиональных курсах в США, он был известен своей исключительно точной работой, эффективностью и пристальным вниманием, которое он уделял каждому движению.

Перевод: Георгий Попов
Редактура: Т.Т.

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в pocket
Pocket
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Георгий Попов

Георгий Попов

В данный момент сайт работает в режиме блога, где я собираю все свои тексты и переводы по теме соматического обучения. Сайт изначально задумывался как нечто большее чем просто блог, и со временем тут будут появляться новые разделы.

Добавить комментарий