Что не так с профессиональными программами по методу Фельденкрайза?

На специализированном англоязычном форуме — SomaSimple с 2013 по 2015 год развернулась 15 страничная дискуссия «On Feldenkrais Training», она интересна сама по себе в целом, как персоналиями которые в ней отметились, так и темами, вопросами о том что вообще подразумевал Моше, и том как это представлено теперь растущим сообществом практиков. Среди прочего я там обнаружил последнее письмо Джека Хэгги которое он написал почти 20 лет назад обращаясь к Фельденкрайз сообществу, говоря о катастрофическом положении дел в области образовательных программ подготовки специалистов. Мне кажется это письмо не потеряло своей актуальности и по сей день. Джек просил распространять это письмо среди всех заинтересованных в методе Фельденкрайза, студентов и только собирающихся поступить на проф. программу. Я бы хотел чтобы в свое время мне кто-то прислал это письмо, поэтому я перевел его на русский и пересылаю его вам.

Последнее письмо Джека Хегги

Дорогие коллеги-практики и студенты метода Фельденкрайза!

Я выкраиваю время и иду на значительные расходы, чтобы отправить это письмо каждому практикующему члену FGNA, потому что считаю, что наш Метод находится в эпицентре настолько серьезного кризиса, что, если не принять меры в самом ближайшем будущем, сам Метод может прекратить свое существование как жизнеспособная структура. На самом деле, возможно, уже слишком поздно.

Но прежде, чем я расскажу об этом кризисе, я хотел бы немного рассказать о себе, о своем представлении работы, и о том, почему я считаю, что мы находимся в кризисе.

Как и многие, я впервые обратился к Методу из-за сильных недомоганий и болей. И так же, как и многие, я остался с ним, потому что вскоре понял, что подход, открытый Фельденкрайзом, открывает большие перспективы для совершенствования состояния человека. Метод настолько же потрясает воображение, как и открытия современной физики, теории относительности и квантовой механики, сделанные около века назад.

Мне посчастливилось заинтересоваться методом в то время, когда Фельденкрайз был еще жив, в середине 1970-х годов. Я посетил несколько открытых семинаров с ним в США, а затем поехал в Израиль, чтобы поработать с ним лично и с его израильскими «ассистентами». Там я прочитал ему рукопись того, что в итоге, много лет спустя, стало моей книгой Skiing With the Whole Body (Катание на лыжах всем телом). Она заинтересовала его, и он пригласил меня к себе домой для нескольких частных бесед.

Это было интересно и приятно, но я чувствовал себя как студент-первокурсник, приглашенный на обед к Эйнштейну. Я едва ли знал, какие вопросы задавать. Тем не менее, я был очень благодарен за возможность провести некоторое время с человеком, которого я считаю одним из немногих истинных гениев, которых породило человечество.

Позже Моше прислал мне письмо, в котором он отзывался о книге о лыжах: «Прекрасный пример того, как учиться, поскольку вы прекрасно научились».

Я участвовал в профессиональной программе в Амхерсте в 1980-1983 годах, где мы два лета лично встречались с Моше, а затем, из-за его неизлечимой болезни, ее заканчивали девять тренеров, назначенных Моше для продолжения работы после его смерти.

После Амхерста я начал практику в Далласе, штат Техас. После примерно шести месяцев жизни в свободной комнате в доме моих родителей и трудностей с оплатой аренды офиса что-то изменилось, и у меня стало так много работы, что мне пришлось открыть лист ожидания на функциональную интеграцию (ФИ), а мои групповые занятия (ATM) три или четыре раза в неделю проходили с почти полной заполняемостью.

После примерно пяти лет такой жизни я переехал в свой нынешний дом в Боулдере, штат Колорадо, чтобы меньше работать и больше писать. С тех пор я выпустил книги Running With the Whole Body (Бег всем телом), Skiing With The Whole Body (Катание на лыжах всем телом), A Healthy Back in Less than 20 Minutes a Day (Здоровая спина менее, чем за 20 минут в день), Use of the Eyes in Movement (Использование глаз в движении) и Total Body Golf (Гольф всем телом). В настоящее время разрабатываются и другие проекты, в большинстве из которых Метод применяется для занятий спортом. После окончания университета единственным источником средств к существованию была моя практика.

После нескольких лет работы я начал замечать, что качество работы многих начинающих практиков оставляет желать лучшего. Сначала я отнес это на счет того, что опытный практик непременно увидит, что новички работают на более низком уровне (я с содроганием думаю о том, что, должно быть, видел сам Моше в первые разы, когда просил нас прикоснуться к другим!).

Но с годами я постепенно начал убеждаться, что многие из «сертифицированных Гильдией программ профессиональной подготовки» не работают, что было что-то упущено, и многие, возможно большинство, программы профессиональной подготовки (далее: ППП) выпускают неполноценных или даже некомпетентных практиков.

В последнее время со мной произошел ряд событий, которые убедили меня в том, что программы профессиональной подготовки, а значит и сам Метод, находятся в большой беде.

В историях, приведенных ниже, я буду называть обсуждаемых людей «тренер (ТР) №1», или «директор по образованию (ДО) №2», и так далее. Это делается отчасти для того, чтобы избежать судебного иска за клевету, но также и для того, чтобы не разжигать излишних волнений, пока не будут получены убедительные доказательства того, что эти люди не имеют квалификации тренера или, в некоторых случаях, даже практикующего специалиста. Кроме того, я буду называть в мужском роде представителей обоих полов, чтобы избежать легкой идентификации.

Мое личное мнение заключается в том, что лучшие ППП в США не так уж и хороши, часто из-за низкого качества ФИ, проводимого многими ассистентами, а также из-за чрезвычайно высокого количества учеников на одного преподавателя, которое заставило бы покраснеть учителей во многих общеобразовательных школах.

И теперь, по прошествии пятнадцати лет, ситуация ухудшается в геометрической прогрессии: некоторые из тех, кого обучали некомпетентные тренеры и директора по образованию, стали помощниками тренеров и проводят большинство ФИ в ППП. Теперь студент может закончить ППП, не получив ни одной хорошей ФИ! И как такой практик будет сам проводить ФИ?

Ко мне пришел недавний выпускник ППП под руководством ДО №1, чтобы получить ФИ. У него было три проблемы, которые он так и не смог решить во время обучения. И это несмотря на ФИ от ДО №1 и около двадцати ФИ с ассистентом по сопровождению, который сейчас является тренером №2. После такого я ожидал, что потребуются сложные уроки, но, к моему удивлению, я смог решить все три проблемы с помощью трех довольно простых уроков, что должен уметь делать любой компетентный практик с опытом работы в несколько лет.

…И он, и я были несколько обескуражены такими результатами. Затем, когда я вскользь спросил его: «Сколько людей с вашего тренинга считают, что они научились делать ФИ?», он, к моему удивлению, ответил: «Никто, ноль».

Почти год спустя я пересказал этот разговор выпускнику другого ППП с тем же ДО №1, и он, к моему удивлению, ответил: «Да, это правда и для нашего тренинга, никто не научился делать ФИ».

Еще позже, преподавая за границей, я спросил американского студента: «Почему вы преодолели полмира ради этого тренинга, когда один из самых опытных и уважаемых директоров по образованию предлагает несколько программ прямо в вашем регионе?» Речь шла про ДО №2.

Его ответ меня поразил: «Ох, никто из участников этих тренингов понятия не имеет, как проводить ФИ». Когда я спросил его, откуда он это знает, он рассказал, что работал с одним из практикующих специалистов в своем регионе, выпускником одного из ранних ППП, проводимых Моше, и что многие выпускники тренингов этого ДО №2 приходили к нему, спрашивая, как он научился делать ФИ. Все они говорили, что их ППП совершенно не подготовила их к индивидуальной работе. Впоследствии он долго искал ППП и в конце концов решил, что для того, чтобы попасть на хороший тренинг, ему нужно ехать за границу и обучаться у одного из первых ассистентов.

Между тем, ДО №1 и ДО №2 обучили значительную часть практиков, работающих в настоящее время.

Когда я ассистировал в зарубежном ППП, ТР №1, упомянутый выше, преподавал, пока меня там не было. Когда я вернулся на следующий год, группа студентов отвела меня в сторону и спросила, могут ли они задать мне вопрос о ТР №1. Я ответил: «Да, конечно». Тогда они сказали, что у них есть сомнения относительно ТР №1, и им интересно, что я думаю об уровне его мастерства.

Я задал несколько дополнительных вопросов, и, наконец, студенты сказали: «Мы думаем, что ТР №1 не знает, что делает. А вы что думаете?»

Я сказал им, что, исходя из того, что я знаю, наблюдая за работой ТР №1, а также работая с его учениками и разговаривая с ними, я вынужден с ними согласиться.

Именно этот случай окончательно убедил меня написать настоящее письмо. Если студенты третьего курса в хорошо организованной ППП видят, что их тренер некомпетентен, как вообще можно допускать этого человека к работе тренером? Наблюдая за этим ТР №1, кстати, я убедился, что ТР №1 не обладает навыками для того, чтобы быть практиком, не говоря уже о том, чтобы быть тренером.

Кроме того, у меня было еще несколько подобных случаев, о которых я не стану здесь рассказывать, поскольку можно будет легко идентифицировать конкретного практикующего или тренера. Также я слышал о некомпетентности других тренеров и даже ДО, с которыми я не знаком, от нескольких очень опытных практиков и тренеров.

Основываясь на вышеизложенном опыте, я хотел бы высказать свое мнение о том, что происходит сегодня в мире Фельденкрайза.

Я думаю, что ряд людей, которые научились повторять слова Моше, не понимая стоящих за ними идей, и у которых эго намного больше, чем их IQ, проникли в учебный процесс.

Эти люди очень располагают к себе и убеждены, что они действительно понимают Метод. Однако качество их работы и преподавания говорит об обратном. Беседы, которые я вел с некоторыми из этих людей, напоминают мне разговоры, которые я вел на протяжении многих лет с астрологами, экстрасенсами, френологами и прочими представителями «энергетических работников». Создается впечатление, что между тем, что они делают, и тем, о чем они говорят, нет практически никакой связи.

Если «чтобы судить о пудинге, надо его отведать», то качество ППП определяется качеством практикующих специалистов, которых она выпускает. По этой мерке многие, возможно, большинство североамериканских ППП не очень хороши, а некоторые и вовсе являются катастрофой.

Существует ряд других серьезных проблем с нынешней системой ППП, о которых я лишь упомяну здесь, не вдаваясь в подробности и не пытаясь предложить возможных решений.

Во-первых, нынешние тренеры имеют своего рода право вето на то, кто может стать тренером. Это право реализуется двумя способами. Во-первых, тренеры могут диктовать, кто может стать тренером, контролируя кто работает ассистентом в их ППП. Во-вторых, требуя, чтобы у кандидата в тренеры было три поручителя из числа тренеров. Действующие тренеры имеют, по сути, право «черного шара» (забаллотировать — производное от «to be blackballed» — быть отвергнутым теми, кого считаешь равными себе) в отношении тех, кто может или не может стать тренером. По сути, это означает, что то, что должно быть функцией сообщества или гильдии, перешло в руки небольшой частной группы, которая может использовать эту власть в своих собственных целях. Лучший способ получить должность помощника тренера сегодня — это либо установить то, что называется «близкими личными отношениями» с тренером, либо привести на ППП много людей. Навыки работы в методе вряд ли учитываются.

Во-вторых, не существует механизма отстранения некомпетентных директоров по образованию, тренеров или ассистентов.

В-третьих, некоторые из тренеров обладают липовыми докторскими или кандидатскими степенями.

В-четвертых, идея Моше о том, что тестирование препятствует научению, была искажена.

Кто виноват в этом чудовищном бардаке? К сожалению, вина может быть возложена только на нынешних тренеров и директоров по образованию, которые извлекли огромную выгоду из этого Метода. Я говорю «к сожалению», потому что многие из этих людей — хорошие практики и искренне заботятся о своей работе. Но другие — просто беспринципные алчные болваны с огромным эго, которые стремятся только к наживе и престижу. Любой, кто подает заявку на участие в ППП, принимается, и каждый из них выпускается, то есть получает возможность завершить программу и оплатить обучение.

В одной из брошюр ППП говорится: «Для поступления на программу нет никаких особых требований, кроме опыта работы с Методом Фельденкрайза™», и, конечно же, средств для оплаты обучения.

Некоторые из вопросов, которые я вижу на FeldyForum («Как лечить болезнь Х?»), демонстрируют ужасающее непонимание основных идей, лежащих в основе метода.

Одним из моих кошмаров является ситуация, когда какая-нибудь организация, например Союз потребителей (СП), проведет экспертизу нашего Метода. Для тех, кто не знаком с подходом СП, вот его краткое описание. СП посылает нескольких «покупателей» для приобретения какого-либо товара, например автомобиля, газонокосилки, тостера, компьютера или чего-либо еще. Затем они берут товар и используют его так, как это сделал бы потребитель, и сообщают о результатах в своем журнале Consumer Reports (Отчеты потребителя).

Хотя СП в основном тестирует физические товары, они иногда проводят оценку различных видов медицинских услуг. Благодаря их известной беспристрастности, их мнение имеет большой вес среди широкого круга людей.

Что могло бы произойти, если бы СП или какая-нибудь другая подобная организация послала несколько своих «покупателей» к выпускникам ППП, которые обучались у некоторых из этих некомпетентных директоров по образованию и тренеров? Тогда бы они объявили всему миру, что наш Метод — шарлатанство.

Благодаря своей давней беспристрастной репутации, мнение СП имеет большой вес среди широкого круга людей, а также в различных государственных регулирующих органах. Если выйдет неблагоприятный отчет СП, то вполне возможно, что даже компетентный практикующий не сможет поддерживать свою практику, а большинство людей будут считать метод ерундой.

Так что же делать? Я убежден, что каким бы разрушительным и раскольническим ни был этот курс событий, есть только один способ положить конец нынешней катастрофе. Для этого потребуются коллективные иски студентов, которые не научились, против их директоров по обучению, тренеров, а также, возможно, против Гильдии и Совета по аккредитации обучения. Люди, управляющие мошенническими ППП, зарабатывают на этом сотни тысяч долларов в год, путешествуя по всему миру, и они попросту никогда не остановятся, пока не будет устранен фактор наживы.

Первым шагом для тех, у кого есть основания полагать, что они стали жертвами некомпетентно организованного ППП, будет проведение опроса среди своих однокурсников. Если достаточное количество студентов почувствует, что их обманули, тогда появится основание для иска. Я думаю, что если хотя бы треть студентов присоединится к иску, то это само по себе будет очень весомо.

Я не могу присоединиться к такому иску, потому что я очень доволен обучением, которое я получил от Моше и ассистентов. Однако я, вероятно, буду готов выступить в качестве советника или свидетеля-эксперта по такому иску.

Целью этих исков будет, конечно, не только возврат денег, уплаченных за бесполезный ППП, а скорее предупреждение тех приспособленцев, которые думают, что Метод Фельденкрайза — это их личная дойная корова, что невероятное наследие, оставленное нам Моше Фельденкрайзом, — это не игрушка, которую можно использовать в личных целях.

В настоящее время проблема заключается в том, что некто может торговать словосочетанием Guild Certified Educational Director (Сертифицированный Гильдией директор по образованию), в то время как словосочетание Guild Certified Feldenkrais Practitioner (Сертифицированный Гильдией Фельденкрайз практик) в юридическом смысле имеет значение, но с точки зрения реальной компетенции оно почти ничего не значит.

Здесь, я думаю, и кроется корень проблемы. В отличие от групповых уроков (ATM), Моше обучал ФИ весьма косвенным, окольным путем, поэтому если вы закончили один из ППП и чувствуете, что не имеете почти никакого представления о том, как делать ФИ, вполне возможно, что проблема кроется не в вас, а в вашем ДО и тренерах.

Нечто подобное произошло во время зарождения профессии хиропрактика почти столетие назад, и хиропрактики до сих пор испытывают пагубные последствия этого.

В заключение я хотел бы повторить фразу Ганса Христиана Андерсона: «Смотрите, смотрите! А король-то голый!»

Именно мы, практикующие члены FGNA, должны прогнать плутов из города и снова одеть Метод в надлежащую одежду.

Пожалуйста, если пожелаете, смело копируйте это письмо и отправляйте его нынешним студентам, зачисленным на ППП, или всем, кто интересуется Методом по какой-либо причине.

Возможно, самое лучшее — это устранить GCFP/TRNR/ED — людей, которые торгуют привлекательностью и статусом аккредитации. Может быть, лучше в духе Моше Фельденкрайза не иметь никаких сертификатов и позволить людям продавать исключительно свои личные достижения.

На фоне всего этого негатива, конечно, стоит упомянуть, что существует горстка очень квалифицированных практикующих специалистов, которые действительно воплощают дух самого Моше Фельденкрайза. Меньшинство из них — тренеры или ДО, большинство не являются таковыми.

«Руководство» не сможет изменить ситуацию — они сами создали эту проблему. Только сами участники могут это сделать.

С нынешним подходом критерием отбора является умение вести бизнес и общительность.

Некоторые едут за границу, чтобы пройти обучение у израильских ассистентов (они знают «Изначальные уроки»).

Почему «ассистенты» редко работают в американских ППП? Может быть потому, что американские тренеры не хотят, чтобы их ученики познакомились с настоящей ФИ?

Соотношение тренеров в настоящее время — один тренер на 80 студентов. В лучшем случае. К примеру, в технике Александера, соотношение — один тренер на шесть студентов.

Многие из нынешних ассистентов имеют очень низкий уровень способностей. Поскольку эти ассистенты проводят большинство ФИ во время ППП, и поскольку сейчас есть ряд некомпетентных ДО и тренеров, студент может пройти ППП и не получить ни одной хорошей ФИ!

Израильтяне делают ФИ совсем по-другому, потому что их обучал Фельденкрайз совсем по-другому. Мы (практикующие, которые обучались после первоначального тренинга в Тель-Авиве) были оторваны от знаний, которые позволяют израильтянам делать то, что они делают.

Я поддерживал Гильдию пожертвованиями и комментариями во время судебного процесса по делу Анат Баниель, чтобы сохранить товарные знаки. Сегодня я уже не уверен, что это была хорошая идея.

Менее чем через одно поколение после смерти основателя замечательное наследие, оставленное человечеству Моше Фельденкрайзом, было коммерциализировано и эксплуатируется в угоду немногим и во вред многим.

Джек Хегги, практикующий специалист метода Фельденкрайза и ассистирующий тренер. (2002)

Источник: https://www.somasimple.com/forums/forum/physiotherapy-physical-therapy-manual-therapy-bodywork/general-discussion/15776-on-feldenkrais-training?p=255219#post255219
Перевод: Георгий Попов
Редактура: Т.Т.

Сам я обучаюсь на авторской программе без аккредитации, лишенной всех этих иерархических, бюрократических и коммерциализированных недостатков. Но, является ли это гарантом качества или соответствия? И что вообще может им являться? И как в этом разобраться? Это отдельная, большая тема, которую возможно я как-нибудь раскрою отдельно.

В действительности можно обнаружить что большинство программ в области так называемой соматики в частности и телесно-ориентированного мейнстрима в общем, оставляют желать лучшего. Но в основном все сопричастные по тем или иным причинам предпочитают молчать о проблемах, и если что-то и говорится публично то только хорошее. «… либо хорошо, либо ничего», символично получается не правда ли?

Такие программы объединяет один общий паттерн: нет практически никакого отбора при поступлении, достаточно просто изъявить желание и быть платежеспособным, а чтобы завершить программу, и стать сертифицированным специалистом достаточно просто посетить все учебные сегменты и оплатить их. Это положение говорит о почти полном отсутствии критериев компетенций и их контроля. Приобретенный таким образом сертификат/диплом не может являться гарантом компетенций специалиста, а лишь устанавливает принадлежность к одной из множества «методический империй».

Говорит ли это о том что среди них нет хороших специалистов? Конечно нет. Наверняка есть. Просто неутешительный факт заключается в том что по всей видимости множество таких сертификатов/дипломов ничего не значат, и специалистами становятся не через 2-3-4 года формальных программ обучения, а как-то совсем иначе. И конечному потребителю необходимо ориентироваться на что-то совсем другое при выборе специалиста.

На что же ориентироваться если сертификаты и дипломы ничего не говорят о квалификации специалиста? Нужно смотреть на поведение и позиционирование конкретного специалиста, и тут есть то что видно на поверхности. «Синдром целителя», или его более мягкая версия в облике «содействие исцелению», могут быть красными флажками, сигнализирующими о том что с таким специалистом лучше дела не иметь.

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в pocket
Pocket
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Георгий Попов

Георгий Попов

В данный момент сайт работает в режиме блога, где я собираю все свои тексты и переводы по теме соматического обучения. Сайт изначально задумывался как нечто большее чем просто блог, и со временем тут будут появляться новые разделы.

Добавить комментарий