Почему нам нужна наука: «я видел это своими глазами» недостаточно. Гарриет Холл

Недавно я написала статью для общественной газеты, пытаясь объяснить наивным с научной точки зрения читателям, почему свидетельства в качестве «доказательств» ненадежны; к сожалению, они решили не печатать ее. Я было подумала использовать ее здесь, но решила, что она слишком элементарна для нашей аудитории. Но я передумала и предлагаю ее ниже (с извинениями перед большинством наших читателей), потому что, похоже, некоторые из наших читателей все еще не «понимают», почему мы должны использовать строгую науку для оценки утверждений. Люди могут обманываться, друзья. Все люди. Это касается и меня, и вас. Ричард Фейнман как-то сказал:

«Первостепенный принцип в том, что не следует себя обманывать, а себя обмануть легче всего.»

Наука — это единственный способ исправить наши ошибки восприятия и атрибуции. Это единственный способ убедиться, что мы не обманываем самих себя. Либо научно обоснованная медицина плохо объяснила эти жизненно важные факты, либо некоторые из наших читателей не могут или не хотят понять наши объяснения.

По-прежнему часто в комментариях мы видим свидетельства о том, что какой-то метод ДАМ (дополнительной/альтернативной медицины) «действительно сработал для меня». Они не понимают, что у них нет никаких оснований утверждать, что это «сработало». Все, что они могут утверждать, это то, что они заметили улучшение после лечения. Это может свидетельствовать как о реальном эффекте, так и о некорректном наблюдении или об ошибке post hoc ergo propter hoc (после не значит вследствие), ложном предположении, что хронологическая корреляция подразумевает причинно-следственную связь. Такие наблюдения являются лишь отправной точкой: нам необходимо научное исследование, чтобы выяснить, что именно значат эти наблюдения.

На прошлой неделе был написан один из самых худших отзывов:

«Я на собственном опыте убедился, что после устранения подвывиха жизнь начинает течь по телу.»

Что это вообще значит? Неужели он ожидает, что кто-то поверит в это только потому, что он так сказал? Поверит ли он мне, если я скажу, что воочию наблюдала невидимого дракона в гараже Карла Сагана?

Еще в одном комментарии говорилось:

«Те, кто выступает здесь за НОМ (научно-обоснованную медицину), похоже, считают, что даже если они видят что-то своими глазами, они не могут в это поверить, если нет официально опубликованных двойных слепых исследований, доказывающих, что то, что они видели, действительно произошло.»

Да, в общем-то, именно так мы и думаем; и мы потрясены тем, что вы еще не поняли этого, поскольку это — единственная причина, по которой нам следует заниматься наукой. Я бы сформулировала это немного иначе: «То, что я вижу что-то своими глазами, не доказывает, что это истинно, и не исключает необходимости научной проверки».

Мы не можем верить собственным глазам. Сам процесс зрительного восприятия является интерпретационной конструкцией мозга. В нашем поле зрения есть два слепых пятна, и мы даже не подозреваем об этом. Я видела, как фокусник разрезал женщину пополам на сцене — это была иллюзия, ложное восприятие. Я видела, как пациенту стало лучше после лечения — моя интерпретация того, что лечение вызвало улучшение, могла быть ошибкой, ложной атрибуцией.

Итак, для тех, кто все еще не понял, вот моя упрощенная статья:

Порой мы ошибаемся

Как вы можете знать, действительно ли лечение работает? Если все говорят, что это работает, это сработало для вашей тети Салли, и вы пробуете сами и ваши симптомы проходят, вы вполне допускаете, что это действительно работает. Верно?

Нет, вы не можете сделать такое предположение, потому что порой мы ошибаемся. На протяжении многих веков врачи использовали пиявки и ланцеты, чтобы выпустить кровь у пациентов. Они знали, что кровопускание работает. Все говорили, что это так. Когда у вас была лихорадка и врач делал вам кровопускание, вам становилось лучше. Каждый знал друга или родственника, который был на пороге смерти, пока кровопускание не вылечило его. Врачи рассказывали о тысячах успешных случаев.

Все эти люди ошибались. Когда Джордж Вашингтон заболел инфекцией горла, врачи выпустили из него столько крови, что ослабленный организм не смог восстановиться, и он умер. В конце концов, мы начали проверять кровопускание и выяснили, что оно приносит гораздо больше вреда, чем пользы. Пациенты, которые выздоравливали, выздоравливали вопреки кровопусканию, а не благодаря ему. А некоторые пациенты неоправданно умирали, как Джордж Вашингтон.

Даже современные врачи иногда ошибаются. Не так давно для лечения заболеваний сердца проводилась операция, в ходе которой пациенту вскрывали грудную клетку и перевязывали артерии грудной стенки, чтобы увеличить приток крови к сердцу. Успех операции составлял 90%. Один умный доктор по имени Леонард Кобб хотел убедиться в этом, поэтому он провел эксперимент, в ходе которого он делал разрезы в груди и просто зашивал их, ничего не делая с артериями. Он обнаружил, что после фальшивой операции состояние пациентов улучшалось на столько же! Врачи перестали делать эту операцию.

Как же могло столько людей так ошибаться? Как они могли поверить, что им что-то помогло, хотя на самом деле это принесло им больше вреда, чем пользы? Существует множество причин, по которым люди могут поверить в эффективность неэффективного лечения.

  1. Возможно, болезнь прошла естественным образом. Многие заболевания являются самоограничивающимися;естественные процессы заживления организма восстанавливают здоровье человека в течение некоторого времени. Простуда обычно проходит через неделю или около того. Чтобы выяснить, работает ли средство от простуды, необходимо провести учет успехов и неудач достаточно большого числа пациентов, чтобы выяснить, действительно ли они выздоравливают быстрее с этим средством, чем без него.
  2. Многие болезни цикличны. Симптомы любого заболевания меняются с течением времени. Мы все знаем, что у людей с артритом бывают и плохие, и хорошие дни. Боль на некоторое время усиливается, затем на некоторое время становится лучше. Если вы используете какое-либо средство при сильной боли, то, скорее всего, она все равно вскоре начнет проходить, и тогда средство получает незаслуженное признание.
  3. Мы все подвержены внушению. Если нам говорят, что от чего-то будет больно, то, скорее всего, будет больно. Если нам говорят, что от чего-то станет лучше, то, скорее всего, так и будет. Мы все это знаем: именно поэтому мы целуем царапины и синяки наших детей. Все, что отвлекает нас от мыслей о симптомах, скорее всего, поможет. В научных исследованиях, в которых реальное лечение сравнивается с плацебо в виде сахарной таблетки, в среднем 35% людей говорят, что чувствуют себя лучше после приема сахарной таблетки. Настоящее лечение должно быть лучше, если мы хотим быть уверены, что оно действительно эффективно.
  4. Могло быть два метода лечения, и заслуга досталась не тому. Если врач дал вам таблетку, а вы также использовали домашнее средство, вы вполне можете отдать должное домашнему средству. Или, возможно, в вашей жизни одновременно изменилось что-то еще, что помогло вылечить болезнь, и это было истинной причиной вашего выздоровления.
  5. Первоначальный диагноз или прогноз мог быть неверным. Множество людей якобы излечились от рака, у которых на самом деле его никогда не было. Врачи, которые говорят пациенту, что ему осталось жить всего 6 месяцев, только предполагают и могут ошибаться. Лучшее, что они могут сделать, это сказать, что средний пациент с таким заболеванием живет 6 месяцев — но средний показатель означает, что половина людей живет дольше этого срока.
  6. Временное улучшение настроения можно спутать с излечением. Если практикующий врач вселяет в вас оптимизм и надежду, вам может показаться, что вы чувствуете себя лучше, когда на самом деле заболевание протекает без изменений.
  7. Психологические потребности могут влиять на наше поведение и наше восприятие. Если человек достаточно сильно хочет верить, он может убедить себя, что ему помогли. Известны случаи, когда люди отрицают факты — отказываются видеть, что опухоль продолжает увеличиваться. Когда вложены время и деньги, не хочется признавать, что они потрачены впустую. Мы видим то, что хотим видеть; мы помним вещи так, как нам хотелось бы, чтобы они происходили. Когда врач искренне пытается помочь пациенту, пациент чувствует своего рода социальное обязательство угодить врачу, улучшив свое состояние.
  8. Мы путаем корреляцию с причинно-следственной связью. Если эффект следует за действием, это не обязательно означает, что действие вызвало эффект. Когда петух кукарекает, а потом всходит солнце, мы понимаем, что не кукареканье заставило солнце взойти. Но когда мы принимаем таблетку, а потом чувствуем себя лучше, мы предполагаем, что это таблетка заставила нас чувствовать себя лучше. Мы не останавливаемся, чтобы задуматься о том, что мы могли почувствовать себя лучше по какой-то другой причине. Мы делаем поспешные выводы, подобно человеку, который научил блоху танцевать под музыку, затем отрезал блохе одну за другой ноги, пока она не перестала танцевать, и сделал вывод, что орган слуха блохи должен находиться в ее ногах!
Читать:  Исторический взгляд на боль. Пол Ингрэм

Так что существует множество возможностей ошибиться. К счастью, есть способ, с помощью которого мы можем в итоге добиться желаемого результата: научная проверка. В науке нет ничего загадочного или сложного: это просто набор здравых способов что-то проверить. Если вы верите, что похудели, и встаете на весы, чтобы проверить свою веру, — это и есть наука. Если вы думаете, что у вас есть лучший способ выращивания моркови, и проверяете свою идею, высаживая два ряда рядом друг с другом, один по-старому, другой по-новому, и смотрите, какой ряд даст лучшую морковь, — это и есть наука. Для тестирования лекарств мы можем разделить большое количество пациентов на две равные группы и дать одной группе испытуемый препарат, а другой — инертное плацебо, например, сахарную таблетку. Если у группы, получившей активное лечение, результаты значительно лучше, то, вероятно, лечение действительно работает.

Жаклин Джонс была 50-летней женщиной, с двух лет страдавшей от астмы. Она прочитала о чудодейственном растительном средстве, которое излечивает множество болезней, включая астму. Она решила, что информация правдива, потому что там было много отзывов людей, которые использовали это средство и смогли прекратить прием лекарств от астмы. Они ЗНАЛИ, что это работает. Они ВИДЕЛИ, как это работает. Устав от побочных эффектов от обычных лекарств, Жаклин перестала пользоваться своими тремя ингаляторами, стероидами и небулайзером, и вместо этого стала принимать растительную добавку. Через два дня она попала в больницу.

«У меня был сильный приступ астмы. Я тяжело заболела и пролежала в больнице шесть недель, в течение которых у меня развился плеврит. Я не могла дышать, и мои легкие были настолько чувствительны, что даже прикосновение снаружи ощущалось так, будто меня кто-то пинает.»

Все те кто говорит, что растительные средства вылечили их от астмы, ошибаются. Симптомы астмы колеблются. Возможно, их симптомы улучшились бы в любом случае. Какова бы ни была причина, это средство не было проверено научно и не было эффективным для лечения астмы, а вера в эти отзывы чуть не стоила Жаклин жизни.

В следующий раз, когда друг с энтузиазмом порекомендует новый метод лечения, остановитесь и вспомните, что он может ошибаться. Вспомните Жаклин Джонс. Вспомните Джорджа Вашингтона. Порой мы ошибаемся.

Автор: Гарриет Холл, врач, также известная как «СкепДок», — семейный врач на пенсии, которая пишет о псевдонауке и сомнительных медицинских практиках. Она получила степень бакалавра и доктора медицины в Университете Вашингтона, прошла стажировку в ВВС (вторая женщина в истории) и стала первой женщиной-выпускницей ординатуры по семейной практике ВВС на базе ВВС Эглин. За долгую карьеру врача ВВС она занимала различные должности от летного хирурга до директора медицинской службы базы (DBMS) и занималась всем — от принятия родов до управления самолетом B-52. Она вышла в отставку в звании полковника. В 2008 году она опубликовала свои мемуары «Women Aren’t Supposed to Fly».
Источник: ScienceBasedMedicine / Why We Need Science: “I saw it with my own eyes” Is Not Enough by Harriet Hall
Перевод: Георгий Попов

Георгий Попов

Георгий Попов

Создание этого сайта стоит большого и практически безвозмездного труда. Возможно, вы заметили, что в интернете не так много подобных материалов? Тем более на русском и в нормальном переводе. Все потому, что невероятно трудно на этом что-то заработать. Пожалуйста, поддержите меня и дальнейшее развитие сайта сделав пожертвование и/или подписавшись на Patreon.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправляя сообщение вы принимаете политику конфиденциальности сайта.