Фельденкрайз в Эсален

Летом 1972 года я присоединился к группе ведущих специалистов по соматике и психологии, собравшихся в Эсалене для участия в шестинедельном тренинге израильского специалиста по соматике Моше Фельденкрайза. Фельденкрайз разработал соматическую практику, которая анализировала и перерабатывала двигательные паттерны, которые были привычными и ограниченными.

Малоизвестный в то время в США, Фельденкрайз был знаменит в Израиле, поскольку работал с премьер-министром Израиля Дэвидом Бен-Гурионом и, к ужасу многих, научил стареющего Бен-Гуриона стоять на голове.

По образованию Фельденкрайз был физиком [это не так, он был инженером. — прим. пер.], который работал с Кюри в Париже. Позже он заинтересовался применением принципов физики к физическим недостаткам и ограничениям различного происхождения, что помогало клиентам с различными заболеваниями двигаться легче. Он также интересовался дзюдо, стал одним из основателей первой студии джиу-джитсу в Париже, а затем применял принципы дзюдо и в своей соматической работе.

Шестинедельный семинар в Эсалене, организованный Стэнли Келеманом и Уиллом Шутцем, состоял из лекций, утренней и дневной практики упражнений, а также индивидуальной работы с Моше в присутствии всей группы.

Групповые упражнения были частью разработки, которая в итоге стала «Сознаванием через движение» Фельденкрайза, в котором студенты следуют простому набору инструкций, позволяющих как избавиться от старых паттернов, так и научиться новым.

В индивидуальной работе с нами Моше продемонстрировал, как подготовленный практик может помочь реорганизовать индивидуальные паттерны движения клиента. Он рассматривал привычные паттерны движения как состоящие из меньших единиц, которые могут быть дезагрегированы друг от друга и заново собраны таким образом, чтобы облегчить боль, снять хроническую недееспособность и устранить ограничения движения.

Моше сделал акцент на нейромышечных процессах жеста, позы и движения и назвал свой подход «функциональной интеграцией», тем самым обособив его от идеи «структурной интеграции» Иды Рольф.

Бесшовное переплетение тела и психики довольно скоро стало для нас очевидным именно в их дезинтеграции. Уже вскоре после начала семинара мы начали понимать, что наше самоощущение ставится под сомнение по мере того, как мы дезорганизовывали наши привычные паттерны движения.

Один человек в группе начал издавать квакающие звуки и приставать к другим членам группы по пути от нашего дома на южном берегу до главной территории Эсален. Некоторые из нас стали маниакальными, а другие, наоборот, апатичными.

И это была не группа новичков. Все провели годы в работе над собой, как эмоциональной, так и телесной. Бетти Фуллер, например, была практиком Трэйджер.

Илана Рубенфельд, изначально симфонический дирижер и преподаватель техники Александера, разработала свой собственный подход к работе над взаимодействием физической осанки и личности.

Джудит Странски и Фрэнк Оттивелл были уважаемыми преподавателями техники Александера. Сеймур Картер — главный эсаленский преподаватель «Сенсорного сознавания» Шарлотты Селвер, а также Роберт Паркс — специалист по голосу, а Дорис Брейер разработала свою версию немецкой гимнастики.

Однако, несмотря на весь наш опыт, мы так и не смогли прийти в себя. Некоторые из наших реакций казались Моше новыми. По его словам, он не доверял психологии; она была слишком неточной для него, и он рассматривал эмоции как эпифеномен, как гудок поезда, который ничего не добавляет к скорости локомотива.

Однажды, когда одна из участниц начала плакать, когда он работал с ней на столе, он искренне извинился, сказав, что не хотел причинить ей боль. Другой участник всегда ложился рядом с Моше в передней части комнаты, и когда он делал неправильное движение, Моше пинал его.

Вскоре нам стало ясно, что Моше еще не развил эмоциональные аспекты работы. Сначала некоторые из нас пытались каким-либо образом ускользнуть. Затем, на ряде подпольных встреч, некоторые пытались сформулировать способы, с помощью которых мы могли бы поговорить с Моше о том, что мы испытывали. В конце концов, мы начали помогать друг другу справляться с возникающими эмоциональными аспектами, а организаторы семинара привлекли Моше к происходящему.

Тот первый летний тренинг Фельденкрайза показывает важность Эсалена в развитии понимания воплощенной психики — того, как ищущие могут помогать ищущим. Это был не просто конкретный тренинг, работа одного гуру. Группа уже состоявшихся практиков приехала в Эсален, чтобы провести шесть недель, изучая новый подход и взаимодействуя друг с другом и со своим учителем. Мы вместе ели, вместе ходили в баню и вели постоянные беседы о том, что мы испытывали.

Наши встречи и беседы были дружелюбными, дискуссионными и критическими. Это было резонирующее научение, в котором и учитель, и ученики вместе создавали новую теорию о воплощении, одновременно воплощая созданную теорию на собственном опыте в наших чувствах и движении.

Мы покинули Эсален с зарождающимся пониманием невероятно сложных способов работы с людьми. Мы получили первые представления о том, как воедино связаны внутренний образ, аффект, паттерны движения и постуральная организация. Многие из нас включили некоторые аспекты того, что мы узнали, в свою практику, изменив то, как мы думали и делали свою работу.

Благодаря этому эсаленскому опыту Моше стал известен в американском мире гуманистической психологии и соматических практик. Он продолжил разрабатывать программы «Сознавания через движение» и программы подготовки, которые подготовили и сертифицировали несколько поколений Фельденкрайз-практиков.

Эта небольшая заметка примечательна несколькими моментами. Она наводит на размышления о том, какой вероятно огромный потенциал был заложен в предлагаемой Фельденкрайзом работе, что даже опытных, уже состоявшихся специалистов так разобрало. И куда он растерялся теперь? Хотя, возможно дело было совсем не в методе, а интенсивности процесса. Считаю что даже десятидневные сегменты, это чересчур. Взрослый человек физиологически не способен эффективно учиться в таком режиме.
Еще любопытно, что этот семинар был сертификационным: где всего за 6 недель занятий, состоящих из четырех десятков уроков, бесед и демонстрации индивидуальной работы, выпускались преподаватели (только) групповых уроков. Мануальная работа велась в рамках семинара только в режиме демонстрации работы Моше с участниками. И самое важно, то что их взаимодействие было открытым, живым, дискуссионным и критическим, что я считаю крайне важным, особенно на фоне того как студенты нынешних «профессиональных программ» пишут, что критическое мышление мешает обучению методу…

Читать:  Самореализация через органическое научение. Моше Фельденкрайз

Автор: Ян Дж. Гранд, доктор философии, профессор программы соматической психологии в Калифорнийском институте интегральных исследований и содиректор центра по изучению тела в психотерапии.
Источник: Feldenkrais at Esalen by Ian J. Grand, Ph.D.
Фото: San-Francisco Training 1976 (похоже, что фотографий из Эсалена 1972 года совсем нет)
Перевод: Георгий Попов
Редактура: Т.Т.


Несколько интересных фактов из интервью с Джудит Странски


Тренинг публично никак не афишировался, группа собиралась через двойное собеседование с организаторами Стэнли Келлерманом и Уиллом Шульцем. Всего в группе было 14 человек. Никакой программы не было, кроме отведенных 5,5 недель, 5 дней в неделю. Участники столкнувшись с красноречивостью Моше, который мог часами говорить не переставая, сразу же потребовали составить четкое расписание, желая учиться, а не слушать его рассказы. Было установлено расписание, с утра и до обеда – один урок, одна лекция, одна демонстрация индивидуальной работы, и  после обеда так же – один урок, одна лекция, одна демонстрация индивидуальной работы. В итоге каждый из участников получил по два индивидуальных сеанса.  Моше согласился, и на следующий день, когда отведенный час для лекции подходил к концу, стал ругаться, называть их идиотами, и что они ничего не понимают. Но все же продолжил придерживаться расписания.

Изначально Фельденкрайз требовал чтобы ему привозили настоящих калек из больниц, для демонстрации индивидуальной работы, но организаторы отказались, а участники настояли на том чтобы он работал с ними. Моше нехотя согласился, и судя по отзывам о результатах этих демонстраций, эта неохота отразилась на качестве его работы. Джудит будучи преподавателем техники Александера, не испытала никаких изменений при публичных демонстрациях, а в одной из них была поставлена в неудобное положение во всех смыслах – когда он поставил ее на колени животом на стол, при том что она была в коротких шортах, и работал с ее ягодицами. Ни ей ни всем участникам это не пришлось по душе, но все смолчали. Но при этом у Джудит было еще две приватные сессии и по ее словам они были волшебными, и очень эффективными в решении ее проблем, с которыми не совладала даже техника Александера.

Сертификаты Фельденкарайз-практиков они получили только 8 лет спустя, когда образовалась американская гильдия. До этого Джутит в частном порядке попросила, и получила письменное свидетельство от Моше о том что она подготовленный преподаватель групповых уроков с определенными компетенциями.

Участники не видели никакой системы в уроках, и где-то спустя 1,5 недели уговорили Моше начать им давать  четкую последовательность как ее нужно преподавать, от простого к среднему и сложному. Он согласился, и начиная с 18 урока начал давать последовательность, но уже через несколько дней порядка снова больше не было. И участники сдались, согласившись с тем, чтобы он делал как хочет.

На тот момент не существовало названий ни для групповых уроков ни для индивидуальной работы. И участникам это так же не нравилось, они хотели как-то это называть, и предложили назвать групповые уроки «сознаванием через движение» согласно названию только что изданной книги Фельденкрайза на английском, всем эта идея пришлась по душе, Моше в свою очередь никак не отреагировал. И они просто стали так это называть. Сложнее оказалось с индивидуальной работой, было перебрано множество вариантов, но все не годились. Ничего кроме «структурной интеграции» не подходило, но это название уже было известно и закреплено за работой Иды Рольф, которая так же была частым гостем в Эсален. В итоге кто-то выкрикнул «функциональная интеграция», и всем очень понравилось это название. Моше и в этот раз никак не отреагировал, ни сказав ни да, ни нет. Но, как мы знаем, эти названия закрепились, продолжили использоваться, и стали торговыми марками метода Фельденкрайза после его смерти.

Еще Джудит рассказала из воспоминаний очевидцев, об ужасной атмосфере на уроках Фельденкрайза в его студии на улице Александра Яннай в 50х: На уроки собиралось от 40 до 100 человек, Моше ходил между лежащих на полу, курил, роняя на них сигаретный пепел…

И важный момент о специфике работы Моше в 50-70х годах в Тель-Авиве, все знали о групповых уроках, но почти никто не подозревал о его кабинете с индивидуальной работой, которая велась приватно, и где он принимал людей только в очень тяжелых состояниях. Было очень четкое разграничение, индивидуальная работа требовалась только тем, кто не был способен полноценно заниматься самостоятельно в группе. И те кто ходил на групповые занятия не знали что он что-то делает руками.

Источник: https://mindinmotion-online.com/judith-stransky/

Георгий Попов

Георгий Попов

Создание этого сайта стоит большого и практически безвозмездного труда. Возможно, вы заметили, что в интернете не так много подобных материалов? Тем более на русском и в нормальном переводе. Все потому, что невероятно трудно на этом что-то заработать. Пожалуйста, поддержите меня и дальнейшее развитие сайта сделав пожертвование и/или подписавшись на Patreon.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправляя сообщение вы принимаете политику конфиденциальности сайта.